Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: боль в груди (список заголовков)
22:06 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Разберусь с Мосваром и залягу. Дочитывать СВСЗ. Или поем.

@темы: Я, боль в груди, лытдыбрус вульгарис

21:16 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Восемь ночей. В лучшем случае семь.

@темы: Я, боль в груди

URL
14:50 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
When i climb the stairs and turn the key
Oh please, be there
Still in love with me (c)

@темы: боль в груди, Я, Глюки, глюки, сто четыре штуки...

URL
14:00 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Хочу уметь рисовать. Описывать словами эту картину - слишком неуклюже и больно.

@темы: Глюки, глюки, сто четыре штуки..., боль в груди

URL
01:36 

...

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
22:33 

lock Доступ к записи ограничен

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:18 

Тот же отыгрыш, опять.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Отец опять застыл, глядя в одну точку - где-то между стеной беседки и закатным небом. Мишель вздохнул и сел рядом с отцом, взял его за руку. Ноль реакции. Все так же сидит, все так же смотрит, а глаза пустые-пустые, так, что больно делается.
- Отец!
Он дергает головой, смотрит на сына, как будто не узнавая, потом чуть заметно кивает.
- Ты не доел.
- Я не хочу, Ми. Все в порядке, не волнуйся.
Не хочет он... Мишель провел ладонью по усталым глазам и взглянул на тарелку. Больше половины.
И ничего не в порядке, никогда не в порядке, со дня ухода матери. Мишелю было страшно - но, пожалуй, единственному из всей семьи, не из-за того, что ее больше нет с ними, а из-за отца.
Он никогда не замечал его, и Мишель смирился с этим, почти легко и, в общем, безболезненно, как смирялся со всем, что было естественно, и что нельзя было изменить. Он, в общем, всегда знал - да и все знали - что отец больше любит старшего сына, а еще больше, больше всех своих детей, вместе взятых, мать. И это было понятно.
Вот только Мишель всегда, с самого раннего детства, любил отца, как будто знал, что будет время, когда с ними останется только он, а матери не станет. Любил спокойно, мягко и сильно, как и все, что делал.
И терять отца - месяц за месяцем, год за годом - ему было безумно страшно.

@темы: боль в груди, Рассказ, Глюки, глюки, сто четыре штуки...

11:22 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Читаю оридж, в общем, интересный, но местами банальный и довольно сырой. Слушаю музыку. Потом, наверное, посмотрю сколько-нибудь серий "Людей Икс". Обидно, что тушка, а то бы, может, погулять съездила куда-нибудь, хоть бы и в тот же парк, давно хочу же.
Мишель смотрит на меня так мягко и укоризненно, как будто этот взгляд он годами разучивал. Бубубу.

@темы: Глюки, глюки, сто четыре штуки..., Я, боль в груди, лытдыбрус вульгарис

00:38 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Надо пойти и лечь спать. А страшно.

@темы: Я, боль в груди, лытдыбрус вульгарис

20:29 

lock Доступ к записи ограничен

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:36 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Как же я чудовищно устала...

@темы: Я, боль в груди

URL
14:26 

Про Армэ (да, это все тот же отыгрыш).

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Oh please, say to me
You'll let me be your man
And please, say to me
You'll let me hold your hand. (с)

@темы: (с), Глюки, глюки, сто четыре штуки..., боль в груди

14:03 

Все тот же отыгрыш, да. Флэшбэкэ.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
У Армэ есть дурацкая привычка смотреть людям в глаза. Смотреть и улыбаться. Так легче понять, чего этот конкретный человек от тебя хочет и ждет. Легче не сделать больно.
Каждому, кого не хотел обидеть, он смотрел в глаза.
Было только одно исключение из этого правила за семнадцать лет. Его отец. Потому что когда Армэ первый раз заглянул в его глаза, ему стоило чудовищных усилий не отшатнуться.
У отца были очень больные глаза. Из них на сына смотрела огромная, всеобъемлющая тоска, с которой Армэ не знал, что делать.
И поэтому с течением времени он все чаще избегал отца - было очень тяжело чувствовать боль и не уметь помочь. Даже не знать, почему так. А спрашивать он боялся. Один раз, когда почти решился спросить, отец повернул голову и посмотрел на него все тем же странным взглядом. И сказал чуть слышно - Армэ читал по губам:
- Ты так на нее похож...
С тех пор он решил не спрашивать. Никогда не спрашивать.

@темы: Глюки, глюки, сто четыре штуки..., Рассказ, боль в груди

14:58 

Флуд песнями продолжается.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
14:31 

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Кроет эмоциями доктора. Брррр.

@темы: Глюки, глюки, сто четыре штуки..., Я, боль в груди

14:08 

Вырвалось. Про доктора.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
19:40 

...

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
But a chair is not a house
And a house is not a home
When there' s no one there
To hold you tight and no one there
You can kiss goodnight (с)

@темы: (с), Я, боль в груди

18:32 

О состоянии в цитатах, дубль очередной.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Что друг друга нет родней на белом свете. (с)

@темы: Я, (с), боль в груди

12:16 

Пусть оно будет здесь.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
08:57 

Про доктора.

Я погиб при Ити-но-Тани, И мне было семнадцать лет. (с) Ацумори
Кому-то это может показаться странным, но в больнице есть столовая. Правда, более презентабельная, чем ее государственные коллеги. Обедать в столовой - как и обедать вообще - не обязательно, но он спускается сюда, когда позволяет время. Спускается, берет еду - всегда одну и ту же, садится всегда за один и тот же столик. Это помогает немного привести в порядок мысли и чувства, вроде как ритуал.
- Капитан?..
Можно, конечно, подумать, что обращаются к кому-то другом, но вопрос прозвучал прямо над ухом и он оборачивается. Уголок губ дергается в слабом подобии улыбки.
- Здравствуйте, лейтенант.
Улыбающийся мужчина в форме показывает на погоны.
- Майор! Разрешите присоединиться?
Он пожимает плечами и утыкается взглядом, пытаясь унять внезапно усилившуюся дрожь пальцев.
- А вы, вижу, работаете по призванию?
Кивает.
- Это хорошо. Вы хороший врач.
Лицо доктора нервно дергается, он пожимает плечами. Дальше едят в молчании. Стук столовых приборов, голоса окружающих людей, а тишина сгущается, как перед бомбежкой.
- Неважно выглядите.
Вздох. Доктор поднимает взгляд и смотрит в карие глаза собеседника.
- Опять за свое, Кей? Я все еще врач, как вы верно заметили, и лезть ко мне внутрь без перчаток не стоит.
Помрачневший майор опустошает тарелку, поднимается с места, четко, по-военному, делает пару шагов... неуклюже оборачивается, замирает на пару секунд, потом качает головой и уходит.
Доктор сидит над тарелкой еще полчаса - кусок в горло не лезет. Пламенный получился привет из прошлого.

@темы: Дик и Стэмпфорд, боль в груди, Глюки, глюки, сто четыре штуки...

Заповедник тараканов))

главная